Подразделения
26 Августа, 2020
Манон ван де Вотер: интервью со спикером симпозиума
Университет
Международная деятельность
Наука
Интервью

Каждый год в международном симпозиуме «Образование и город» принимают участие все новые и новые спикеры. Мы поговорили с одной из таких участниц, чтобы узнать о ней побольше. О профессиональной деятельности, первом визите в Россию и театральной педагогике рассказала Манон ван де Вотер, спикер круглого стола «Театральные практики в образовании».

Расскажите, пожалуйста, немного о Вашей работе.

Я профессор Университета Висконсин-Мэдисон, директор программы «Театр для молодежи». Она включает в себя теорию и практику драмапедагогики, театральной педагогики и театра юного зрителя. Уже примерно 23 года я преподаю драму в университете будущим учителям, которые хотят ввести ее в свою образовательную практику.

Различаются ли театральные методы в театре и в образовании?

Для меня понятия театральных методов и драмы взаимозаменяемы, потому что на самом деле они очень похожи. Но в образовании и, например, в профессиональном театре цели совсем разные. Актер создает театральную постановку, что и является его главной целью.

В образовании, при занятиях драмой, вы используете свое тело, голос, сердце, эмоции. Ваша цель при этом — объяснить какую-либо тему. Вы применяете театральные методы для лучшего понимания, чтобы помочь ученикам посмотреть на вещи с другой стороны.

Какие театральные практики являются самыми распространенными?

В образовании используют ролевую игру, которая помогает проявить себя. Ученик не просто думает о различных решениях поставленной задачи, но и пробует каждый из вариантов на практике.

Еще примеры — придумать разные концовки истории, различные виды исполнения роли, углубиться в характер истории, показать, сыграть роли исторических или литературных персонажей вместо того, чтобы просто прочитать книгу.

И еще важная вещь: использование драмы, театральных методов или театральной педагогики в образовании — это совсем не об обучении актеров, режиссеров или дизайнеров. Это о фокусировке на процессе. Это то, что я постоянно пытаюсь донести до учителей: если мы учим русскому языку, мы не ставим целью сделать из учеников будущих профессоров в этой сфере. Или то же самое с математикой: да, ученики получают знания, но стать математиком — это не цель, несмотря на то, что все равно каждый ученик должен получить математические навыки. Так же и с театром или драмой. Этот предмет помогает выражать и воплощать то, что вы чувствуете, показывать и при необходимости контролировать свои эмоции. И ведь этому не всегда учат в школах. Но это очень важно, ведь это развивает именно жизненные навыки.

Когда состоялся Ваш первый рабочий визит в Россию? С чем он был связан?

Я также являюсь славистом, и моя диссертация была связана с темой московских и российских театров юного зрителя и изменений в них в период перестройки. Впервые я посетила Россию в 1994 году. Во время этого визита я встретилась со множеством людей, наладила профессиональные связи. Познакомилась с деятельностью Международной ассоциации театров для детей и молодёжи (ASSITEJ). Тогда, в начале 2000, я заговорила о драме, что на тот момент вообще еще не было ясным и понятным. Когда я употребляла слово «драма», люди думали, что я имею в виду драматические произведения, литературу. После событий Беслана меня стали приглашать проводить семинары и лекции. Так я и познакомилась с людьми, благодаря которым принимаю участие в третьем международном симпозиуме.

Судя по количеству зарубежных исследований, театральная педагогика в США развита гораздо больше, чем в России. Различаются ли практики ее реализации в США и России?

Раньше в США преподавание драмы в школах было действительно распространено больше. Но сейчас ситуация поменялась: вы создаете программу (как, в частности, МГПУ) и пытаетесь развивать ее. В США это происходит реже, потому что у нас этого нет в образовательной программе, нет тренингов для учителей. Да, это то, как я вижу ситуацию сейчас, и я думаю, что в этом разница. В России и также, например, в Китае, люди создают и развивают программы, а в США мы «сражаемся» за это (смеется).

Интервью, перевод: Екатерина Новикова
Редактор: Татьяна Сандакова

Фото на превью: сайт Университета Висконсин-Мэдисон

поделиться

Похожие новости